Большая благодарность маленькой мухе

Ольга Назарова

Любимая нашими читателями матушка Ольга Назарова, супруга отошедшего ко Господу протоиерея Алексия Новикова († 2018), настоятеля Свято-Троицкого Озерецкого храма в Тверской области, делится размышлениями о красоте и уникальности каждого дня.

Сирень утром. Художник: Виктор Грицына Сирень утром. Художник: Виктор Грицына

Раннее утро начала мая. Идут последние дни Светлой седмицы. В моем деревенском домике приятная свежесть и прохлада. Сон в предрассветные часы особенно крепок и сладок. Сквозь сон чувствую, как мою руку что-то щекочет. Муха! Маленькая мушка уже проснулась в какой-то щелочке деревянного дома и спешит поделиться со мной радостью от рождающегося весеннего дня. Смахиваю ее с руки, но через несколько секунд она садится почти на то же самое место. Приоткрываю глаза. На часах 4:30. Какая рань! Так хочется еще хотя бы на часок нырнуть в манящий сон. Но в доме уже светло, и, даже не окончательно проснувшись, я понимаю, что настойчивая мушка вряд ли оставит меня в покое. И все-таки я натягиваю на голову одеяло, стараясь убедить муху, что меня просто-напросто нет. Не успеваю я упасть в мягкие и теплые объятия сна, как бегущие по моему носу цепкие мушиные лапки бесспорно доказывают, что я обнаружена. Мои надежды на еще один часок сладкой неги безжалостно разбиты. Надо вставать.

Встаю, одеваюсь, умываюсь и вместе со своей собакой Лапой выхожу из дома.

На улице по-утреннему зябко. Младенец-день укутан в мягкие пеленки тумана. Они постепенно тают прямо на глазах в лучах восходящего солнца. Воздух наполнен разноголосым птичьим гомоном. Заливаются соловьи, скрипит коростель, на все лады тинькают и щебечут всевозможные пичуги, изредка кукует кукушка. Весь птичий мир славит Бога и благодарит за щедрый подарок – новый день. Потом, когда встанет солнышко и рассеется туман, птичьего пения станет гораздо меньше: весь пернатый народец займется насущными заботами: поиском еды, ремонтом и постройкой гнезд. Но начинается день со славословия, вернее, славопения Творцу.

Весь птичий мир славит Бога и благодарит за щедрый подарок – новый день

Мне не хочется отставать от птиц, и я пою: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» Ввиду отсутствия вокальных талантов я редко отваживаюсь на пение вслух, поэтому Лапа удивленно оглядывается на меня, но, видя, что ни ей, ни мне ничего не угрожает, деловито семенит по дороге.

А я начинаю вслух читать утреннее правило. Много лет читаемые молитвы на природном приволье звучат и отзываются в сердце совсем по-другому, чем дома. Невольно я обращаю внимание на то, как много в них радостных слов, как часто в молитвах упоминается пение, славословие и благодарность Богу. И получается, что я с птицами заодно. Только птицы каждый день поют славу нашему Творцу в полную силу, а я частенько просто бубню «утреннее правило», отвлекаясь мысленно на тысячу разных мелочей. У меня редко получается дивные слова молитв пропустить через свое сердце, чтобы словами святых, но не от их имени, а от себя, благодарить и славить Бога, ничего не выпрашивая у Него взамен.

Мы с Лапой идем по дороге, по которой много раз ходили с отцом Алексием. Грунтовка то мягко поднимается в горку, то спускается вниз, делает некрутые повороты. Вдоль дороги растут молодые березки, кусты козьей ивы (по-деревенски – бредины), поодаль кое-где темнеют маленькие елочки. Все такое знакомое, неброское, но такое любимое и родное, как будто я здесь родилась и выросла.

Пока мы с Лапой проделали свой обычный маршрут до большака (магистральной грунтовой дороги, соединяющей основные деревни нашей округи) и обратно, младенец-день заметно подрос и превратился в удалого молодца, полного сил и энергии, готового переделать массу неотложных весенних дел. Пора и мне включаться в заботы и хлопоты. Как известно, весенний день год кормит. В деревне эта народная мудрость и сейчас не устарела, и каждая минутка в погожий весенний денек ой как дорога.

Быть свидетельницей чуда рождения нового дня мне так понравилось, что с тех пор я стараюсь не пропустить рассвет

Но быть свидетельницей чуда рождения нового дня мне так понравилось, что с тех пор я стараюсь не пропустить рассвет.

В утренней тишине так хорошо замечать, как день ото дня меняется цвет неба, аромат воздуха. Нежный зеленый пух молодой листвы превращается в мощный океан зелени. Трава, в начале весны робко пробивающаяся сквозь саван прошлогодних стеблей, с каждым днем все смелее тянется к свету и наконец встает труднопроходимой стеной. В зеленом ковре травы каждый день, сменяя друг друга, зажигаются и гаснут огоньки цветов. К августу яркость красок тускнеет, птичий хор заметно редеет, по воздуху начинают лететь паутинки, а в пышных прическах берез появляются золотые пряди осенней седины. Нарядная пестрота золотой осени сменяется ровной охрой, а потом ветер-листодёр тщательно обрывает все листочки с деревьев и кустов, и природа замирает в ожидании зимы. Птичьего пения совсем не слышно. Рассветы становятся поздними, серыми. Все чаще в окошко стучатся синички, напоминая, что пора насыпать семечки в кормушку, повешенную еще отцом Алексием. А однажды утром, проснувшись, по необычному свету в доме угадываешь, что выпал первый снег. Посмотришь за окошко: действительно, все белым-бело под легким снежным покрывалом. Днем, скорее всего, этот первый снег растает, но становится совершенно ясно: пришла зима. Зимой рассвета приходится ждать долго. Успеешь и печь истопить, и помолиться, и позавтракать, а свет все никак не рассеет вязкую темноту зимней ночи. Лапа вся изведется в ожидании прогулки. Включу ей свет на крылечке, в саду: иди, побегай. Но одной ей неинтересно. Хочется гулять с хозяйкой по дороге, мчаться, размахивая, как крыльями, своими спаниельскими ушами, тыкаться носом в лисьи следы, пересекающие дорогу, и с лаем гоняться за синичками, слетающими с придорожных кустов. Но каждый день, каждый рассвет приближает нас к весне. В начале февраля день заметно прибавляется, рассветы становятся ультрамариновыми. Кстати, вы замечали, что в первой декаде февраля всегда бывает по-настоящему мартовский день: с ослепительным солнцем, ярко-голубым небом, капелью и звонким, весенним тиньканьем синиц? Будут еще и морозы, и февральские метели, и хмурые, невеселые зимние оттепели, но в сердце уже живет радостная уверенность: скоро – весна.

Господь каждое утро протягивает мне драгоценный дар – еще один день жизни в сотворенном Им мире

Встречая день на рассвете и провожая его на закате, я открыла для себя всем известную истину: каждый день уникален, неповторим. Он, как и человек, сотворен Богом. Сотворен для человека. И как много у нас общего: мы рождаемся, достигаем расцвета, зрелости, а потом неизбежно уходим в Вечность. Господь на Своей Божественной ладони каждое утро протягивает мне драгоценный дар – еще один день жизни в сотворенном Им мире. И только от меня зависит, чем я наполню дарованный мне день: нужными делами или суетой и празднословием, радостью или недовольством, милосердием или осуждением, любовью к Богу и людям или неверием и подозрительностью. Только от меня зависит выбор между добром и злом. И от того, что я выберу сегодня, зависит, станет мир сегодня добрее и лучше или в нем преумножится зло.

Спасибо тебе, маленькая назойливая муха из майского утра, за множество прекрасных рассветов, которые я могла бы попросту бездарно проспать, если бы не ты.

***

Дорогие читатели портала Православие.Ru!

Наш Свято-Троицкий Озерецкий храм, в котором служил отошедший ко Господу протоиерей Алексий Новиков, по-прежнему остается без отца-настоятеля. С Божией и вашей помощью жизнь храма и прихода продолжается даже в нынешние трудные времена. Нашему деревенскому приходу без помощи неравнодушных людей не обойтись. Будем всем благодарны и всех зовем к нам в гости. Пишите, приезжайте! Всем будем рады. Сообщайте ваши имена и имена ваших близких для молитвы.

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий