«Как хорошо, что Ты родился»

О новом сборнике святочных и рождественских рассказов «В ожидании чуда»

Анастасия Чернова

Книжная новинка «Вольного странника», сборник святочных и рождественских рассказов «В ожидании чуда» (сост. А.Е. Чернова) содержит произведения современных православных писателей. Под одной обложкой они еще не публиковались. Как правило, переиздаются уже известные рассказы классиков XIX века. Теперь же пришло время открыть и новые святочные сюжеты. Современные авторы продолжают и при этом обновляют лучшие традиции рождественских рассказов Диккенса, Гоголя, Лескова, Достоевского и Чехова. Какие же истории представлены в сборнике? Предлагаем вашему внимаю небольшой обзор.

Рождество и святки! Время молитвы и сокровенной радости о родившемся в мир Спасителе. Время спонтанного веселья, чудес и… новых горизонтов. С весельем, положим, понятно. В комнате стоит пушистая елочка. Ближе к ночи включаем гирлянду, разбавляем темноту живыми огоньками новогодних свечей и водим вокруг елки хоровод. Старательно и всей семьей. С положенными песнями про зайчика, сердитого волка и мохноногую лошадку. Потом можно устроиться в кресле с чашкой горячего чая и спеть колядки. Но как быть с остальным праздничным «ассортиментом»? С чудесами и горизонтом? Издательство «Вольный странник» об этом позаботилось и выпустило книгу – «В ожидании чуда. Рождественские и святочные рассказы».

В непростой период социальных дистанций, масок, скоростных технологий – книги словно бы возвращают нас к тем славным временам, когда на улице громыхала повозка, запряженная лошадью, а письма были еще не электронными, но бумажными, в теплом таком, настоящем конверте. Именно книга сегодня может стать лучшим подарком.

Именно книга сегодня может стать лучшим подарком

Особенно если яркие иллюстрации и нарядная обложка сочетаются с увлекательными и неповторимыми святочными сюжетами. Сборник «В ожидании чуда» не только соответствует, но и превосходит перечисленные качества. К увлекательности сюжета прибавьте поэтическое настроение, а к неповторимости – изумленный возглас первооткрывателя. Да-да, именно так. Ведь многие истории публикуются впервые.

Сказка тесно переплетается с реальностью. Все, как и положено в святочном рассказе: чудеса мерцают в морозном воздухе, словно снежинки. Что такое одна снежинка? Подумаешь, мелочь и суета. Только что опустилась на варежку – и вот, спустя миг уже растаяла. А взглянуть на снежинку под увеличительным стеклом – замысловатые лабиринты и сплетение тончайших кружев, вот что такое незаметная и простая, казалось бы, крупинка снега. Подобным образом обстоит дело и с чудесами. В случае снежинки мы брали увеличительное стекло, теперь нам понадобится… хотя бы эта книга. Авторы рассказов и повестей за привычной обыденностью видят волнующую даль, свет и красоту.

И вот уже дети из бедной семьи, брат и сестренка, пробираются ночью на разбитый купеческий корабль в «Рождественской сказке» Дмитрия Володихина. На корабле они надеются обрести золото и тем самым помочь родителям: купить дрова, затопить печь и обогреть жилище. «Экспедиция» успехом не увенчается (а может быть, и вовсе – все было во сне?). Но тем не менее без дров семья не останется. Действительный или только желанный поступок детей сокровенным образом преобразит печальную реальность.

Другой ребенок, маленькая девочка Иринка из повести Виктории Балашовой «Снежинка-Иринка», попытается самостоятельно добраться из Англии в далекую Московию и вопреки всем неблагоприятным обстоятельствам разыскать своего отца.

«Надо верить, нельзя опускать руки, надо верить в чудо», – полагает Иринка.

Как вы уже, пожалуй, заметили, героями святочных историй нередко выступают дети. Это неслучайно. Праздник Рождества близок детскому миру. Младенец-Христос лежит в яслях, и все, что рядом, кажется особенно милым и таинственным.

Праздник Рождества близок детскому миру

В рассказе Людмилы Семеновой «Рождественский братик» родители забирают из детского дома девочку Таню. Оказывается, за полгода, что провела она в приюте, мама родила ей братика. Сцена возвращения Танюши домой необыкновенно трогательна в своей непосредственности.

«По дороге к остановке Таня сама везла коляску. Мама с дядей Сережей шли немного сзади, иногда о чем-то переговариваясь. Глядя в маленькое личико брата в ореоле синего капюшончика, Таня думала о родителях: как хорошо, что у мамы теперь есть дядя Сережа, а у дяди Сережи – мама. Ведь, занятые друг другом, они не станут мешать ей заботиться о Коленьке. И, придя домой, она нарядит яркими игрушками и украсит светящейся гирляндой елку – для него. Купит ему на скопленные собственные деньги погремушку в виде рождественской звездочки. На праздничной литургии она поднесет братика к Чаше со Святыми Дарами, а после Причастия Тайн Христовых напоит его теплотой из маленькой ложечки. Вырежет из салфеток снежинки и оклеит окошко в его детской комнатке. Готовя медовый пряник к праздничному столу, кусочек мягкого податливого теста Таня вложит в крошечную ладошку брата – пусть потренирует пальчики. Потом из этой частички Таня испечет первый кулинарный шедевр малыша и поставит его, как сувенир, на иконную полку рядом с прозрачным ангелочком. Все это обязательно будет позже.

– Как хорошо, что ты родился! – неожиданно для самой себя вслух произнесла Таня.

– С кем это ты там разговариваешь? – спросила мама из-за спины.

– С Богом, – ответила Таня и поглядела на маленькое Божье чудо в коляске».

В повести протоиерея Николая Агафонова «Трудно быть Дедом Морозом» семья священника усыновляет Андрейку, мальчика-калеку. «А при чем здесь Дед Мороз?» – спросите вы. А мы ответим: «Читайте – и узнаете, но все неспроста».

Пространство сборника «В ожидании чуда» обширно. Есть здесь и волшебно-сказочное измерение с купеческими кораблями и пушистой метелью, есть и суровая действительность XXI века. Некоторые сюжеты разворачиваются на далеком хуторе Русского Севера – как в рассказе Василия Дворцова «Детская молитва», другие – в период Великой Отечественной войны, как, например, в рассказе Дмитрия Анохина «Шоколадные слезы». Много где. В Париже и в Вологодской области, в Москве и в Тридесятом Царстве… Всего и не перечислить! Главное, что над некоторыми страницами, сопереживая героям, хочется горько плакать, а над другими эпизодами, начиненными оригинальными шутками и английским юмором, – безудержно хохотать. Словом, скучать теперь придется ой как нескоро.

Над некоторыми страницами хочется горько плакать, а над другими – безудержно хохотать

Не забыты и теплые романтические истории. Такие, как у Ирины Богдановой и Олега Лазорева. Встреча двух любящих и одиноких (пока что) сердец в Рождественскую ночь. Это ли не чудо? Многие читатели с нетерпением ждут новых романов Ирины Богдановой, увлекательных и одновременно раскрывающих самые глубинные, бытийные вопросы. В сборнике представлен эпизод из ее романа «Дом, где тебя ждут». Волнительная встреча Филиппа и Аглаи произойдет среди пушистой пелены московского снега, под ясной и вечной звездой Вифлеема.

А может ли состояться встреча с новогодними реалиями прошлых десятилетий? Конечно! Светлана Молчанова описывает разговоры между елочными игрушками, которые хранятся в старом посылочном ящике. И вдруг начинают проступать контуры отечественной истории. Так, бравый космонавт в ярко-красном шлеме и блестящем скафандре рассказывает:

«Мы с моей замечательной ракетой прибыли в этот уютный дом из ‟Детского мира” очень давно, почти 50 лет назад. В тот год первый в мире космонавт Юрий Гагарин полетел в космос. А золотой шар с белыми зигзагами и точками уже висел на ёлке».

Другая игрушка – «длиннобородый Черномор в затейливом тюрбане и пёстрой одежде» – вспоминает поэму Пушкина «Руслан и Людмила». У каждой игрушки будет своя, неслучайная история. И у золотой рыбки, и у заснеженного домика, и у пестрой матрешки, и серебристой совы, и у белого ангела…

В рассказе Владимира Крупина «Бумажные цепи» дети сами изготавливают елочные украшения. История наполнена восхитительно живыми, атмосферными подробностями и внутренней музыкальностью. Вот как описан процесс украшения пушистого деревца:

«В чулане находили прошлогоднюю крестовину или делали новую, устанавливали елку и начинали наряжать. Младшие улепляли игрушками подол елочки, мне доставались ветки повыше, маме – еще повыше, брат залезал на табуретку и украшал самый верх. Сестра подавала ему игрушки и командовала. Отец осуществлял общее руководство.

Начинали окружать елку цепями. Осторожно, чтоб не порвать, подавали брату, он закреплял первое колечко на лапку у звезды, потом переставлял табуретку, принимал от нас волны бумажной цепи, которая серпантинной спиралью опоясывала разноцветное зеленое чудо.

Доблесть была в том, чтобы цепь нигде не разорвалась. Если кто попадал между елкой и цепью, работа останавливалась. Попавший вылезал на свободу.

– Ой, не хватит, – переживала сестра, – ой, давайте реже окружать.

Но реже не хотелось, потому что когда много таких цепей, то вся елка становилась кружевной. И всегда все сходилось в самый раз. Последнее колечко укрепляли на ветке у самого пола».

Рассказ Сергея Мурашева «В ожидании тепла» также продолжает лучшие традиции классического рассказа, художественные открытия Чехова и Шмелева. Каждая деталь и каждое слово здесь неслучайны и обладают особой, «предметной» взвешенностью.

«Ирина Ивановна отдала пустую чашку Наталье. И так это получилось ловко, словно она её не отдала, а просто выпустила из рук, и чашка сама улетела куда-то».

По сюжету вроде бы ничего значительного не происходит. Всего лишь жительница деревни, пожилая Ирина Ивановна, приходит в храм на ночное Рождественское богослужение. Но за каждым ее шагом по морозной земле, за каждой неспешной мыслью и словом открывается вселенная народной жизни, простодушие и жертвенная любовь. Эта героиня вполне могла бы дополнить галерею известных «народных праведников», таких, как солженицынская героиня Матрена или распутинская Дарья Пинигина.

Еще одна святочная жемчужина сборника – повесть Олеси Николаевой «Ничего страшного». Вот уж где будет и страшно, и весело. Напряженное повествование включает элементы триллера, анекдота и психологического очерка. По своей композиции произведение напоминает «Декамерон» Боккаччо или «Кентерберийские рассказы» Чосера. Одному частному дому грозит вторжение бывших уголовников. Но не беда. Ведь рядом монастырь, а монахи в обиду не дадут. Они не только пришли «охранять дом от бандитов», но и готовы рассказывать хозяйке «всякие страшные и веселые святочные истории». Потешный сюжет незаметно охватит и реальность – совсем как в фантастических повестях Гофмана. Сказал слово – и опасное видение покорно обретает плоть. Пока что все спокойно. Монахи сидят за овальным столом, вкушают праздничное угощение. Все хорошо, хотя…

«Печка весело трещит, метель за окном воет, кажется, то и дело шаги за окном хрустят…».

Действительно ли под окном кто-то уже притаился? Кто именно? Удастся ли скрыться и одновременно изловить бандитов? Эти и многие другие непраздные вопросы закрутят карусель сюжета столь стремительно, что строки в глазах читателя так и замелькают. Оторваться невозможно. Уже полночь. Хотя бы еще страничку дочитаю… пятую… десятую…

Сборник «В ожидании чуда» рассчитан на многократное прочтение

Что? Уже конец? Да, увы. Любая книга рано или поздно заканчивается. Но не любую хочется перечитать. Сборник «В ожидании чуда» рассчитан на многократное прочтение. Без преувеличения: из года в год. Этот рождественский подарок не утратит очаровательную свежесть повествования и спустя столетие. И вот уже правнуки, затаив дыхание, смогут приобщиться к чудесным, воздушным и вдохновенным святочным сюжетам.

Может быть, это будет как в рассказе Инны Сапеги «Волшебные лоскутки»:

«Подожди, детка. Скажу тебе словечко. Это одеялко я сама тебе сшила из старых, ненужных вещей… Ведь новое очень быстро становится старым и ненужным. И ты, глядя на него, вспоминай, что и старое может стать новым и … чудесным, хорошо?»

Трансформируется ли художественное пространство в причудливую мозаику, сотканную из всего былого, милого, трогательного, смешного – и одновременно эпохального, исторического, вечного? Как знать. Большое видится на расстоянии. Литературоведы разберутся.

Ну, а пока – книга нова, не испробована. Весело переливается всеми цветами радуги. Празднично шипит только что разлитым в фужеры шампанским (на Новый Год, под бой курантов, ведь можно?). Таинственно звучит неведомым оркестром. Шагает по улицам в длинном пальто и вязаном берете. Не пропустите. Успейте познакомиться!

Приобрести книгу «В ожидании чуда. Рождественские и святочные рассказы» можно на сайте издательства «Вольный Странник».

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

  • Адрес розничного Интернет-магазина — https://new.vsbook.ru/
  • Instagram: https://www.instagram.com/vsbooks_/
  • ВКонтакте: https://vk.com/vsbooks/
  • YouTube-канал: http://www.youtube.com/c/ИздательствоВольныйСтранник
  • Заказ книг оптом: trade@vsbook.ru

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий