Пельмень

Протоиерей Алексий Лисняк

Издательство Псково-Печерского монастыря «Вольный Странник» выпустило новую книгу протоиерея Алексия Лисняка «Навстречу солнцу». Предлагаем небольшой рассказ из новой книги.

Художник: Сергей Курицын

От холода у Семеныча посинели губы, а у меня уши. Кадильный дым не тает, а висит снопами в воздухе. В открытые царские врата видны застывшие огоньки на лампадах семисвечника. На улице трещит мороз. Все живое жмется поближе к теплым печкам.

В такие зимы обязательно замерзает насмерть хотя бы один человек.

Перед нами наспех сколоченный необитый и необструганный гроб. Отпеваем пристывшего в сарае односельчанина. Веселый был человек. И звали его весело – Пельмень. Он и сейчас лежит и беззаботно улыбается. За моей спиной со свечой молится сестра «радостного» покойничка, рядом с ней племянница. Чуть поодаль качается пьяный Футбол, на аналое повис в слезах Топтыжка. Звенит кадило.

Забавные у них имена. Такие же, в общем, как и всё остальное в их собственноручно построенной жизни и судьбе.

Семеныч пытался записать новопреставленного в тетрадь сорокоустов и долго вопрошал Футбола, как звали покойного. Тот держался за окно свечного ящика и вещал:

– Ты че, отец, Пельменя не знаешь?

– Я говорю – имя, ну, как его зовут? – допытывался Алексей Семенович.

– Ты совсем тупой, что ли? Я же тебе говорю: Пельмень!

Вмешалась сестра:

– Иваном крестили.

«Навстречу солнцу», книга протоиерея Алексия Лисняка Семеныч записал новопреставленного Ивана и ухмыльнулся:

– «Пельменя не знаешь?» Кто ж его не знает? Знаменитый покойничек. У меня мешок картошки увел, у соседа уголь почти весь осенью перетаскал. Все «натопиться» не мог…

Хор приступил к канону. Мы с пономарем запеваем: «Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего».

Сестра и племянница крестятся. Жалеют усопшего.

Когда новость о том, что пьяный Пельмень замерз, облетела село, многие облегченно вздохнули. Теперь можно кур не замыкать и спокойно оставлять у порожков на ночь рваные галоши. Топтыжка с горя пропил кусок медного громоотвода, который покойник когда-то спилил с церковной колокольни. Сестра устало смотрит на гроб. Про нее селяне решили, что она отмучилась. Прекратились дебоши, вытрезвители, бесконечные кореша-оборванцы…

Закончилась заупокойная ектенья. Хор запел кондак: «Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего». Семеныч вступает басом: «Идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная». Вот ведь как получается: мы теперь просим, чтобы Господь поселил Пельменя в Раю, со святыми.

Вот ведь как получается: мы теперь просим, чтобы Господь поселил Пельменя в Раю, со святыми

Помнится, однажды новопреставленный Иван решил взяться за свое христианское воспитание. Подошел к свечному ящику и купил брошюрку «Как молиться от пьянства». Прочел ее и вызвался помогать при церкви. Алексей Семенович как раз собирался вешать большую трехрядную люстру в трапезную часть храма и взял Пельменя себе в подмогу. Пока работали, Пельмень рассуждал о спасении, трезвости и всенародном счастье, часто бегал «до ветру». К вечеру Семеныч не досчитался доброго десятка лампочек, а Пельмень, спешно уползая на четвереньках, забыл в храме свою книжку от пьянства.

Хор поет прокимен. Содрогаюсь от холода. Сестра вздыхает, когда слышит слова апостола Павла, произносимые Семенычем: «Братья, о умерших не скорбите, словно и прочие, не имеющие упования». В окошко постучала озябшая синица. Жуткая зима…

Помнится, еще ласковым летом покойный пугал меня ею. Было это так: мы с Алексеем Семеновичем купили немного досок. КамАЗ подъехал ко храму, и Пельмень подрядился его разгрузить. Мы отлучились минут на двадцать. Когда вернулись, Пельмень лежал пьяный, а над ним носился водитель грузовика. Через пару часов, когда доски лежали в храме, к нам, отдыхающим на лавочке, приковылял проснувшийся, трясущийся Пельмень и потребовал за работу на выпивку. Я ему отказал и вдобавок попрекнул лампочками. «Ну подожди, поп! – прошипел тогда горе-грузчик. – Подожди, еще не зима! Зимой ты у меня попляшешь!» Я тогда его не понял и даже забыл эту угрозу. Вспомнил только когда выпал снег: в колокольне на досках лежала пара зимних шипованных колес, весной я оставил их именно там. Теперь их нет. Вот и дождались зимы…

Хор затянул «Вечную память». На лице покойного, постепенно оттаявшем, нарисовалась гримаса «А нам все равно»…

На сороковой день его, как и всех нас, будет судить Сам Спаситель. А нам остается крепкая вечная память.

Попробуй забудь.

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

  • Адрес розничного Интернет-магазина:https://vsbook.ru/
  • Instagram: https://www.instagram.com/vsbooks_/
  • ВКонтакте: https://vk.com/vsbooks/
  • YouTube-канал: http://www.youtube.com/c/ИздательствоВольныйСтранник
  • Заказ книг оптом: trade@vsbook.ru

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий