Русь в оккупации

(православный взгляд)

Немногие люди задумываются о том, что обозначено в заглавии. А православный блогер Андрей Савельев как-то сказал, что в 1917-м году мы потеряли русское государство, в 1991-м же — просто государство.

И уже более ста лет русские люди не являются хозяевами своей страны. Разговоры разговорами, но теперь уже нам явлены и видимые признаки этого — уже у нас есть и президент, как в западных странах, и губернаторы (не путать с генерал-губернаторами), а глав городов то и дело называют мэрами…

«Понятно! — скажет кто-то, — теперь же капитализм, и наши доморощенные власти калькируют западные аналоги. Но вы что-то ведь сказали и про советское время. Почему оккупация? Разве тогда была оккупация? Наоборот — сильную страну строили, и здесь была чуть ли не сильнейшая экономика мира!»

Отвечаю — тут есть два аспекта: во-первых, оккупация была скрытой, а во-вторых, экономика — это ещё не вся жизнь.

Думаю, что никто не станет спорить с тем, что, несмотря на вольнодумный и нигилистски настроенный 19-й век, к 1917-му году наш народ оставался в основной своей массе православным. Верующим по-настоящему, не «для галочки», а истово, с постами и благотворительностью, с сердечной душевностью и неподдельной добротой. Особенно это касается крестьянства, но и в рабочей, разночинной и дворянской среде было немало искренних, верующих людей.

Не секрет и то, что революции в России (1905-го, 1917-го годов) подготавливались заранее, в течение многих лет, антироссийскими международными силами. Политика, классовая борьба — это лишь предлог, а основной целью было убить монархию (как Божественную власть) и церковь, основанную Самим Христом.

И у них получилось: антирусские силы в результате событий 1917-го года получили доступ к телу русского православного народа.

Первыми борцами «за мировую революцию» сразу начала уничтожаться многовековая история России — памятники архитектуры, традиции, и прежде всего, конечно, люди.

Илья Глазунов. "Разгром храма в Пасхальную ночь". 1999 год. Холст, масло. 397×797
Илья Глазунов. «Разгром храма в Пасхальную ночь». 1999 год. Холст, масло. 397×797

Следующий этап — те же силы, активно руководимые с запада, учитывая сложившуюся ситуацию, «поменяли флаги», и в 1991-м году провели новый переворот, закончившийся в 1993-м и окончательно переведший страну (то, что от неё осталось) под внешнее управление.

Парламентские партии, теперь, конечно, есть, но это всё — фикция, видимость «демократии», «головы одного дракона». Всё равно это одни и те же антирусские силы, как и после 1917-го.

Тот же скептик воскликнет: «Как же! Разве они антирусские? Они же в храмах стоят со свечками!»

Я вполне понимаю товарища скептика, и на это отвечу, что теперь у них поменялась тактика. Храмы ломали, а теперь строят. Так они ещё больше людей к себе рассчитывают привлечь. А для безбожника или оккультиста нет проблем, чтобы и со свечкой где-нибудь постоять, «как положено». Всё равно в душе у него пусто, и ничего от этого не изменится. А пользу «делу» принесёт.

Из открытого источника. Под иконой - некие одинаковые персонажи со свечками...
Из открытого источника. Под иконой — некие одинаковые персонажи со свечками…

И другой аспект: власть КПСС теперь рухнула. Поэтому открытому безбожию пришёл вроде бы конец. Но ведь подобный негодяй может и священником стать. Вы не задумывались?

И будет он нести своё неправильное отношение в православные массы, подспудно заражая иных прихожан своим экуменизмом, скрытым католицизмом, или нездоровой любовью к восточным духовным практикам.

Короче, оккупация налицо. И не столь важно, сколько сортов колбасы в магазинах. Православные люди понимают, что это дело — второстепенное. Потому что оккупация — духовная. А если какой-нибудь скептик не понимает этого, то это вовсе не означает, что оккупации нет.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий