Зануда, бестолочь и непослушный мальчик

Инокиня Наталья (Каверзнева)

Лет 10 назад прочла книгу Марины Журинской «Мишка и другие коты и кошки». Как и автор книги, я никогда не была кошатницей. И даже огребла пару лет назад с полдюжины гневных откликов на рассказ «Апофеоз стройки». Но здесь было много такого непредвзятого желания понять живое существо… такого самоотверженного и богоугодного желания!

Праведник, как известно, и скотов милует. Ту самую бессловесную тварь, которая «покорилась тлению (из-за падения человека) и доселе стенает и мучается, ожидая избавления» (Рим. 8, 20). Ту самую тварь, которая может нагадить в неположенном месте, заупрямиться, боднуть… Но праведник всегда всему найдет объяснение, которое поможет потерпеть от бессловесных данную неприятность.

А мы, грешники, часто и человека не желаем понять, хотя разве человек в этом падшем мире не стенает и не мучается? И у человека в подавляющем большинстве случаев есть причины, по которым он неправильно себя ведет – то гадит, то бодается… И нам, между прочим, обещано, что если мы будем считать, что у других людей есть извинительные причины быть неправыми, то Господь найдет, чем оправдать нас. Проще говоря: «Не судите, и не будете осуждены».

Если мы будем считать, что у других людей есть причины быть неправыми, то Господь найдет, чем оправдать нас

Восьмой год работая в городской Комиссии по делам несовершеннолетних, я помню множество примеров того, как страшно и практически непоправимо деформируются люди от дурного воспитания. Как Господь будет судить таких людей?! Не знаю. Но пусть тему воспитания поднимет кто-то другой, потому что у меня нет права рассказывать эти истории. Я приведу примеры того, что люди ведут себя раздражающе по причине простых физиологических особенностей своей психики. Возможно, кого-то это знание тоже примирит с другими…

Непослушный мальчик

Сеня – мальчик доверчивый и открытый, и в этом плане с ним легко. Но у него дефицит внимания. Это значит, что внимание его рассеивается. Конкретно у него это происходит из-за ускорения ассоциативных связей. То есть особенность мыслительных процессов, которая сделала его родителей докторами наук, у него идет чуть-чуть иначе и приводит к тому, что мысль постоянно убегает куда-то в сторону. Скорее всего, он со временем научится с этим как-то управляться, и даже достаточно продуктивно, но в 5 лет всё выглядит так:

– Сенечка, не трогай шприц.

– Шприц?

– Да, это шприц. Мама сейчас будет делать бабушке укол, и игла должна быть стерильной.

– Стерильной?

– Да. Значит – совершенно чистой.

Далее следует рассказ о микробах, который Сенечка выслушивает с явным удовольствием. Он любит общаться с родителями, и он любит узнавать новое. Он задает вопросы и покладисто соглашается – да, шприц ему сейчас брать нельзя.

А чем бы тогда заняться?

Мальчик отворачивается от стола, смотрит на полки с книгами – до потолка. Вот где хранятся все знания! Здорово! Мальчик поворачивается к столу, смотрит на инструменты. Да это же шприц! Ух ты! Хвать…

– Арсений!

Шприц, уже не стерильный, зажат в его руке. Мальчик испуганно смотрит то на маму, то на свою руку – он вспоминает, что 7 секунд назад ему объясняли: брать шприц нельзя. А он взял. И это психотравмирующая ситуация не только для родителей, у которых нет личного опыта жизни с дефицитом внимания, но и для мальчика, который рано или поздно замечает, что другие люди не забывают сказанного им 7 секунд назад.

Учитывая, как много споров на портале было о психологии, поясняю: психотравмирующая – это не та ситуация, о которой любят поговорить психологи, а та, от которой тварь, в частности, стенает и мучается.

А когда тварь сильно мучается, тогда склонна совершать нелепые, неадекватные поступки. И оттого мучается еще больше.

На любого человека в нашем падшем мире что-то давит, но на этого малыша жизнь давит чуть больше среднего. «Чуть» – потому что он живет с интеллигентными, православными, чуткими родителями. Они относительно быстро поняли, какая имеется проблема, и теперь бесконечно терпеливо учат мальчика преодолевать свою неспособность сосредоточиваться.

Но у недалеких и эгоистичных родителей рассеянному ребенку придется куда как тяжелее. Если его до школы не задергают упреками и наказаниями, криками и подзатыльниками, то во время учебы задергают точно. И он, не выдерживая, обязательно будет срываться на какие-нибудь дурацкие поступки.

Шпыняя ребенка, такие родители умудряются шпынять и учителей. Разве что без подзатыльников. И учителя, вынужденные заниматься с рассеянным и неподготовленным к учебе школьником, получая еще и черную неблагодарность от его родителей, тоже не выдерживают – перестают сочувствовать такому ученику.

А потом мы встречаем на своем жизненном пути того, в кого вырос этот малыш, и говорим: «Я не понимаю, как можно быть таким противным типом!»

Не понимаешь? Твое счастье… Но бойся – вдруг Господь тебе объяснит. На твоей собственной коже.

Безалаберная Маша

– Машка-то? Да она ж безалаберная. Экономить не умеет, спланировать никогда ничего не может… – говорит женщина о своей соседке.

Да, не может. Не скажу обо всех безалаберных людях, но этот конкретный человек именно что не может планировать. У нее к этому крайне слабые способности, это ей очень уж трудно дается. И потому она этого не любит. Ну, научилась по минимуму, чтоб совсем уж не развалить семейный бюджет, и всё. Нашла себе мужа, которого это не сильно раздражает. И живет, где сознательно, а где подсознательно смиряясь со своей неспособностью.

Но когда Маша стала свидетельницей ДТП на трассе, то приняла верные решения по спасению раненых и предотвращению пожара быстрее, чем водитель со стажем и попутчики-мужчины. И это закономерно, потому что любая неспособность включает компенсаторные механизмы. При неспособности планировать человек может научиться быстрее решать внезапные проблемы.

А мы не понимаем, что конкретная способность человека нередко является оборотной стороной какой-то его неспособности. Или неспособность является отрицательным побочным эффектом способности. Способности мы рады и не прочь получать причитающиеся за нее бонусы, а неспособность не желаем потерпеть. Как сказал праведный Иов? «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (Иов 2, 10). Именно так: приятное, пожалуйста, подайте мне в личное пользование, а неприятное пусть кто-нибудь другой потерпит.

Где уж с таким настроением найти в себе силы потерпеть исключительно чей-то недостаток? Там, где к нему вообще никаких бонусов не прилагается, там, где он – исключительно крест.

Люди могут упрямиться потому, что медленно соображают. Особенно это заметно у стариков

Например, люди могут упрямиться потому, что медленно соображают. Особенно это заметно у стариков. Страдает от разных болячек кровоснабжение мозга, замедляются мыслительные процессы, и человек уже просто не может бойко проанализировать ситуацию, быстро принять решение. Что и само по себе мучительно, тревожно и гнетет чувством беспомощности. Тогда он начинает цепляться за какую-то старую, привычную схему решения вопросов. А окружающие говорят: на старости стал упрям.

Зануда

В отце N сочетаются трудносочетаемые качества: он человек занудный, но легкий. Легкий оттого, что смиренный. А занудный оттого, что при соприкосновении с любой темой у него в уме возникает слишком много ассоциаций. И он не способен в них разобраться, отделить важные от второстепенных. Поэтому начинает углубляться во множество ненужных, ничего не определяющих, неинтересных деталей. Слушатели утомляются, и их вид говорит: «Зануда…». А батюшка чуть виновато улыбается, и его вид говорит: «Хорошо-хорошо… а о чем вам интересно? Давайте я вас послушаю…».

Не так много встречается людей, кто так же, как он, нашел безбедный путь преодоления своего своеобразного искушения. Хотя, конечно, еще преподобный Антоний Великий говорил, что всех сетей диавола, распростертых по земле, может избежать лишь смирение.

Смирение ведь не только в том, чтобы потерпеть чью-то грубость или несправедливость; себя потерпеть – тоже потребно смирение. И вообще, первое, в чем проявляется смирение, – это не перекладывать свой крест на других.

В этом путь спасения: свой крест ни на кого не перекладывать, а чужому сочувствовать

Если человеку плохо дается какое-то нужное дело, если его ребенку никак не освоить учебу или дисциплину, если его старенький отец страдает провалами в памяти – это крест этого человека. Его, а не учителей, врачей, начальника или соседа по лестничной клетке.

Никто не должен заниматься дополнительно с нашим рассеянным ребенком, никто не должен терпеть нашу безалаберность и занудство. Мы можем лишь просить сочувствия и помощи, но никак не требовать. И мы должны смиряться с тем, что люди нам вполне могут отказать. Что ж – это наш крест… И с нас должно быть довольно переживания того, что нам сочувствуют Господь, Его святые и ангелы.

В этом путь спасения: свой крест ни на кого не перекладывать, а чужому сочувствовать. Собственно, это взаимосвязанные вещи: если мы по-настоящему будем сочувствовать людям в их скорбях, то не будем перекладывать на них свои. И если мы пожелаем идти по этому пути, то увидим, что всякому человеку есть в чем посочувствовать.

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий