Святая Великомученица Варвара — Житие.

Святая Великомученица Варвара — Житие.

Варва́ру святу́ю почти́м:/ вра́жия бо се́ти сокруши́/ и я́ко пти́ца изба́вися от них,// по́мощию и оружием Креста́, всечестна́я.

.

ЖИТИЕ И СТРАДАНИЕ СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ ВАРВАРЫ.

Святая великомученица Варвара
.
В царствование Максимиана, нечестивого царя Римского, жил на Востоке, в Илиополе, один человек знатного рода, богатый и знаменитый, по имени Диоскор, по происхождению и по вероисповеданию язычник. Он имел дочь Варвару, которую берег, как зеницу ока, ибо кроме нее не было у него больше детей. Когда она начала приходить в возраст, то становилась весьма красивою лицом, так что во всей той местности не было девицы, подобной ей по красоте, почему Диоскор соорудил для нее высокую и искусно устроенную башню, а в башне устроил великолепные палаты. В них он заключил дочь свою, приставив к ней надежных воспитательниц и служанок, ибо ее мать уже умерла. Сделал он это для того, чтобы такую красоту ее не могли видеть простые и незнатные люди, ибо он полагал, что глаза их недостойны видеть прекрасное лицо его дочери. Живя в башне, в высоких палатах, отроковица находила для себя утешение в том, что с этой высоты смотрела на горние и дольные создания Божии, — на светила небесные и на красоту земного мира. Однажды, взирая на небо и наблюдая сияние солнца, течение луны и красоту звезд, она спросила живших с нею воспитательниц и служанок:— Кто сотворил это?Также, взглянув на красоту земную, на покрытые зеленью поля, рощи и сады, на горы и воды, спросила:— Чьею рукою все это создано?Те сказали ей:

— Все это создали боги.

Девица спросила:

— Какие боги?

Служанки отвечали ей:

— Те боги, которых чтит твой отец и имеет в своем дворце — золотые, серебряные и деревянные — и которым поклоняется, — они создали все то, что перед твоими очами.

Слыша такие слова их, девица усомнилась и рассуждала сама с собою:

— Боги, которых почитает мой отец, деланы руками человеческими: золотых и серебряных сделал мастер золотых дел, каменных — каменосечец, деревянных — резчик по дереву. Как же эти сделанные боги могли создать такое пресветлое высокое небо и такую красоту земную, когда сами не могут ни ходить ногами, ни делать руками?

Размышляя таким образом, она часто и днем и ночью смотрела на небо, стараясь по творению узнать Творца. Однажды, когда она долго смотрела на небо и была объята сильным желанием узнать, кто сотворил такую прекрасную высоту, ширь и светлость неба, внезапно в сердце ее воссиял свет Божественной благодати и открыл умственные очи ее к познанию Единого Невидимого, Неведомого и Непостижимого Бога, премудро создавшего небо и землю. Она говорила себе:

— Един должен быть такой Бог, Которого создала не рука человеческая, но Сам Он, имеющий собственное бытие, рукою Своею создал все. Един должен быть Тот, Кто простер широту неба, утвердил основание земли и просвещает свыше всю вселенную лучами солнца, сиянием луны и блистанием звезд, а внизу — украшает землю различными деревьями и цветами и напояет реками и источниками. Един должен быть Бог, Который все содержит, всему дает жизнь и обо всех промышляет.

Так отроковица Варвара училась от творения познавать Творца, и сбылись на ней слова Давида: «Размышляю о всех делах Твоих, рассуждаю о делах рук Твоих» (Пс. 142:5). В таких размышлениях разгорелся в сердце Варвары огонь любви божественной и распалил ее душу пламенным стремлением к Богу, так что она не имела покоя ни днем, ни ночью, думая лишь об одном, желая лишь одного, чтобы точно узнать о Боге и Создателе всего. Среди людей она не могла найти себе наставника, кто открыл бы ей тайны святой веры и наставил ее на путь спасения, ибо никому нельзя было к ней входить, кроме приставленных служанок, потому что отец ее Диоскор окружил ее бдительною стражею. Но Сам Премудрейший Учитель и Наставник, Дух Святой, внутренним вдохновением невидимо поучал ее тайнам благодати Своей и сообщал уму ее познание истины. И жила девица в своей башне, как одинокая птица на кровле, размышляя о небесном, а не о земном, ибо сердце ее не прилеплялось ни к чему земному, не любила она ни золота, ни дорогих жемчугов и драгоценных камней, ни нарядных одежд, ни каких-либо девических украшений, никогда она не помышляла о браке, но вся мысль ее была обращена к Единому Богу, и она пленена была любовью к Нему.

Когда пришло время выдать отроковицу замуж, многие богатые, благородные и знатные юноши, услышав о дивной красоте Варвары, просили у Диоскора руки ее. Взойдя на башню к Варваре, Диоскор стал говорить ей о браке и, указывая ей различных хороших женихов, спрашивал, с кем из них она пожелала бы обручиться. Слыша от отца такие слова, целомудренная девица покраснела лицом, стыдясь не только слушать, но и подумать о браке. Она всячески отказывалась от него, не склоняясь на желание отца, ибо считала большим для себя лишением дать увянуть цвету своей чистоты и потерять бесценный бисер девства. На неотступные увещания отца подчиниться его воле, она много ему возражала и наконец объявила:

— Если, отец мой, ты еще станешь говорить об этом и будешь принуждать меня к обручению, то больше уже не будешь называться отцом, ибо я убью себя, и ты лишишься своего единственного детища.

Слыша это, Диоскор пришел в ужас и вышел от нее, не смея больше принуждать ее к браку. Он полагал, что лучше будет обручить ее по доброй воле, а не насильно, и надеялся, что придет время, когда она сама одумается и пожелает выйти замуж. После этого он замыслил отправиться по делам в далекий путь, полагая, что Варвара без него будет скучать, а когда он возвратится, то ему легче будет убедить ее послушаться его повеления и совета. Отправляясь в путь, Диоскор приказал строить при находившейся в саду купальне роскошную баню, а в бане сделать два окна, обращенные на юг. Приставленным же к дочери лицам он приказал, чтобы они не препятствовали ей свободно сходить с башни, куда захочет, и делать все, что ей будет угодно. Диоскор думал, что дочь его, беседуя со многими людьми и видя, что многие из девиц обручены и вступили в брак, и сама пожелает выйти замуж.

Когда Диоскор отправился в путь, Варвара, пользуясь свободою выходить из дома и беспрепятственно беседовать с кем хочет, подружилась с некоторыми христианскими девицами и от них услыхала Имя Иисуса Христа. Она возрадовалась духом о Имени том и старалась точнее узнать от них о Нем. Новые ее подруги поведали ей все о Христе: о Его неизреченном Божестве, о воплощении Его от Пречистой Девы Марии, о Его вольном страдании и воскресении, также о будущем суде, о вечном мучении идолопоклонников и нескончаемом блаженстве верующих христиан в Царстве Небесном. Слушая обо всем этом, Варвара ощущала сладость в сердце, пламенела любовью ко Христу и желала принять крещение. Случилось в то время одному пресвитеру придти в Илиополь под видом купца. Узнав о нем, Варвара пригласила его к себе и тайно научилась от него познанию Единого Создателя всего и Вседержителя Бога и вере в Господа нашего Иисуса Христа, чего издавна горячо желала. Пресвитер, изложив ей все тайны святой веры, крестил ее во Имя Отца и Сына и Святого Духа и, наставив ее, удалился в свою страну. Просвещенная крещением, святая Варвара воспламенилась еще большею любовью к Богу, и подвизалась в посте и молитве день и ночь, служа Господу своему, Ему же уневестилась, давши обет сохранять в непорочности свое девство.

Тем временем производилась, согласно приказанию Диоскора, постройка бани. Однажды святая Варвара сошла с своей башни посмотреть на постройку, и увидев в бане два окна, спросила рабочих.

— Зачем вы устроили только два окна? Не лучше ли сделать три окна? Тогда и стена будет красивее, и баня светлее.

Работники отвечали:

— Так велел нам отец твой, чтобы мы устроили на юг два окна.

Но Варвара настоятельно требовала, чтобы они устроили три окна (во образ Святой Троицы). И когда они не хотели этого сделать, боясь ее отца, она сказала им:

— Я заступлюсь за вас перед отцом и отвечаю за вас, а вы сделайте то, что я вам приказываю.

Тогда рабочие, по ее желанию, сделали в бане третье окно. Была там, как сказано, купальня, при которой баня и строилась. Купальня эта обложена была тесаными мраморными камнями. Святая Варвара, придя однажды к этой купальне и воззрев на восток, начертала перстом на мраморе изображение святого креста, которое так ясно отпечатлелось на камне, как бы выбито было железом. Кроме того, у той же бани, также на камне, отпечатлелся и след девической ноги ее, из следа этого стала истекать вода, и впоследствии здесь было много исцелений приходящим с верой.

Прохаживаясь однажды по палатам своего отца, святая Варвара увидела богов его, бездушных идолов, стоявших на почетном месте, и глубоко вздохнула о погибели душ тех людей, которые служат идолам. Затем она оплевала лица идолов, говоря:

— Да будут подобны вам все, кто вам поклоняется и от вас, бездушных, ожидает помощи!

Сказав это, она взошла на свою башню. Там она, по обычаю, предалась молитве и посту, всем умом своим углубляясь в богомыслие.

Между тем отец ее возвратился из путешествия. Осматривая домашние постройки, он подошел к вновь выстроенной бане и, увидев в стене ее три окна, начал с гневом бранить слуг и рабочих, зачем они ослушались его приказания и сделали не два, а три окна. Те отвечали:

— Не наша была на то воля, но — твоей дочери Варвары, она нам приказала устроить три окна, хотя мы того не желали.

Диоскор тотчас призвал Варвару и спросил ее:

— Зачем ты велела устроить в бане третье окно? — Она отвечала:

— Три лучше, чем два, ибо ты, отец мой, приказал сделать два окна в соответствие, как мне думается, двум светилам небесным, солнцу и луне, чтобы они освещали баню, а я велела сделать и третье, во образ Троичного Света, ибо у неприступного, неизреченного, незаходимого и немерцающего Света Троичного, Три Окна, Коими просвещается всякий человек, приходящий в мир.

Отец пришел в смущение от новых, по истине дивных, но для него непонятных, слов дочери. Приведя ее к тому месту купальни, где быль изображен на камне перстом святой Варвары крест, которого он еще не рассмотрел, Диоскор стал спрашивать ее:

— Что такое ты говоришь? Каким образом свет трех окон просвещает всякого человека?

Святая отвечала:

— Выслушай внимательно, отец мой, и пойми, что я говорю: Отец, Сын и Святой Дух, Три Лица Единого в Троице Бога, живущего во свете неприступном, просвещают и оживляют всякое дыхание. Для того я и велела устроить в бане три окна, чтобы одно из них изображало Отца, другое Сына, третье — Духа Святого, так чтобы и самые стены прославляли Имя Святой Троицы.

Затем указав рукою на крест, изображенный на мраморе, она сказала:

— Я также изобразила и знамение Сына Божия: по благоволению Отца и содействием Святого Духа, для спасения людей, воплотился Он от Пречистой Девы и волею пострадал на кресте, изображение которого ты видишь. Начертала я здесь знамение креста для того, чтобы сила крестная отгоняла отсюда всю силу бесовскую.

Это и многое другое говорила еще премудрая дева жестокосердому своему отцу о Святой Троице, о воплощении и страдании Христовом, о силе креста и прочих тайнах святой веры, — чем привела его в страшную ярость.

Диоскор воспылал гневом и, забыв естественную любовь к дочери, извлек свой меч и хотел пронзить ее, но она обратилась в бегство. С мечом в руках Диоскор погнался за ней, как волк за овцою. Он уже настигал непорочную агницу Христову, в то время как путь неожиданно заградила ей каменная гора. Святая не знала, куда убежать от руки и меча отца, или лучше сказать — мучителя своего; она имела одно только прибежище — Бога, у которого и просила помощи и защиты, возведя к Нему душевные и телесные очи. Всевышний скоро услышал рабу Свою и предварил ее Своею помощью, повелев каменной горе рассесться перед нею надвое, как некогда перед первомученицей Феклой, когда она бежала от развратников[7]. Святая дева Варвара скрылась в образовавшуюся расселину, и тотчас скала сомкнулась за нею, дав святой свободный путь на верх горы. Поднявшись туда, она скрылась там в одной пещере. Жестокий и упорный Диоскор, не видя перед собою бегущей дочери, удивился. Недоумевая, каким образом она скрылась из глаз его, он искал ее старательно долгое время. Обходя гору и разыскивая Варвару, увидал он на горе двух пастухов, пасущих стада овец. Пастухи эти видели, как святая Варвара поднялась на гору и скрылась в пещере. Подойдя к ним, Диоскор спросил, не видали ли они бежавшей дочери его. Один из пастухов, человек сострадательный, видя, что Диоскор исполнен гнева, не захотел выдать неповинную девицу и сказал:

— Я не видал ее.

Но другой, молча, указал рукою на то место, где святая скрывалась. Диоскор устремился туда, а пастуха, который выдал святую, постигла на том же месте казнь Божия: сам он превратился в каменный столп, а овцы его — в саранчу.

Найдя в пещере свою дочь, Диоскор стал безжалостно бить ее, бросив ее на землю, он топтал ее ногами и, схватив за волосы, потащил к своему дому. Затем он заключил ее в тесной, темной хижине, запер двери и окна, приложил печать, поставил стражу, и морил заключенную голодом и жаждою. После того, Диоскор отправился к правителю той страны Мартиану и рассказал ему все о своей дочери и поведал, что она отвергает их богов и верует в Распятого.

Диоскор просил правителя, чтобы тот, угрозою различных мучений, склонил ее к вере отца. Затем он вывел святую из заключения, привел к правителю и отдал в его руки, говоря:

— Я отрекаюсь от нее, потому что она отвергает богов моих, и если она не обратится к нам снова и не поклонится им со мною вместе, то не будет мне дочерью, а я не буду ей отцом: мучай ее, державный правитель, как будет угодно твоей воле.

Увидев перед собою девицу, правитель удивился необычайной ее красоте и стал говорить с ней кротко и ласково, восхваляя красоту и благородство ее. Он увещевал ее не отступать от древних отеческих законов и не противиться воле отца, но поклониться богам и во всем слушаться своего родителя, чтобы не лишиться права получить в наследство все его имение. Но святая Варвара, изобличив мудрою речью тщету языческих богов, исповедывала и прославляла Имя Иисуса Христа и отрекалась от всей суеты земной, богатства и мирских утех, стремясь к благам небесным. Правитель все еще продолжал убеждать ее не бесчестить своего рода и не губить прекрасной и цветущей юности своей. Наконец, он сказал ей:

— Пожалей себя, прекрасная дева, и поспеши с усердием принести вместе с нами жертву богам, ибо я милосерд к тебе и хочу пощадить тебя, не желая предать такую красоту на муки и раны, если же не послушаешься меня и не покоришься, то заставишь меня, хотя бы против моей воли, жестоко тебя мучить.

Святая Варвара отвечала:

— Я всегда приношу Богу моему жертву хвалы и хочу сама быть Ему жертвою, ибо Он Един есть Истинный Бог, Творец неба и земли и всего, что на них, а твои боги — ничто и ничего не создали, как бездушные и бездейственные, они сами — дело рук человеческих, как говорит пророк Божий: «А их идолы — серебро и золото, дело рук человеческих. Ибо все боги народов — идолы, а Господь небеса сотворил» (Пс. 113:12; Пс. 95:5). Эти пророческие слова я признаю и верую в Единого Бога, Создателя всего, а о ваших богах исповедую то, что они ложны и что напрасна ваша надежда на них.

Разгневанный такими словами святой Варвары, правитель тотчас повелел обнажить ее. Это первое мучение — стоять нагою перед глазами многих мужей, без стыда и упорно смотрящих на обнаженное девственное тело, — было для целомудренной и чистой девы страданием более тяжким, чем самые раны. Затем мучитель велел положить ее на землю и сильно бить воловьими жилами долгое время, и земля обагрилась ее кровью. Прекратив, по приказанию правителя, бичевание, мучители стали, усиливая ее страдания, тереть раны святой девы власяницею и острыми черепками. Однако все эти мучения, устремившиеся сильнее бури и ветра на храм юного и слабого девического тела, не поколебали крепкой в вере мученицы Варвары, ибо вера была основана на камне — Христе Господе, ради Коего она с радостью терпела такие тяжкие страдания.

После того правитель велел заключить ее в темницу, пока не придумает для нее самых жестоких мучений. Еле живая от тяжких истязаний, святая Варвара со слезами молилась в темнице возлюбленному Жениху своему, Христу Богу, чтобы Он не оставил ее в таких тяжких страданиях, и говорила словами Давида: «Не оставь меня, Господи, Боже мой! Не удаляйся от меня. Поспеши на помощь мне, Господи, спаситель мой!» (Пс. 37:22–23). Когда она так молилась, в полночь озарил ее великий свет; страх и вместе радость ощутила святая в сердце своем: к ней приближался Нетленный Жених ее, желая посетить Свою невесту. И вот Сам Царь Славы явился ей в неизреченной славе. О, как возрадовалась она духом и какую почувствовала на сердце сладость, когда увидела Его! Господь же, с любовью взирая на нее, сказал ей Своими сладчайшими устами:

— Дерзай, невеста Моя, и не бойся, ибо Я с тобою, Я охраняю тебя, Я взираю на подвиг твой и облегчаю твои болезни. За твои страдания Я уготовляю тебе в Моем небесном чертоге вечную награду, итак, претерпи до конца, чтобы вскоре насладиться вечными благами в Царствии Моем!

Внимая словесам Господа Христа, святая Варвара, как воск от огня, таяла от желания соединиться с Богом и, как река во время разлива, была преисполнена любовью к Нему, Утешив возлюбленную невесту Свою Варвару и усладив ее Своею любовью, Сладчайший Иисус исцелил ее и от ран, так что не осталось и следа их на ее теле. После того Он стал невидим, оставив ее в неизреченной духовной радости. И пребывала святая Варвара в темнице, как бы на небе, пылая, подобно серафимам, любовью к Богу, славословя Его сердцем и устами и воздавая благодарение Господу за то, что Он не презрел, но посетил рабу Свою, страждущую ради Имени Его.

Жила в том городе некая жена, по имени Иулиания, верующая во Христа и богобоязненная. С той поры, как святая Варвара была схвачена мучителями, Иулиания следила за нею издалека и смотрела на ее страдания, а когда святая была брошена в темницу, приникла к окну темницы, удивляясь тому, что такая юная дева, в самом расцвете юности и красоты, презрела отца своего, весь род, богатство и все блага и утехи мира, и не пощадила своей жизни, но с усердием положила ее за Христа. Видя же, что Христос исцелил святую Варвару от ран, она пожелала и сама пострадать за Него, и стала приготовляться к такому подвигу, молясь Подвигоположнику Иисусу Христу, чтобы Он послал ей терпение в страданиях. С наступлением дня, святая Варвара была выведена из темницы на нечестивый суд для нового истязания; Иулиания издали следовала за нею. Когда святая Варвара стала перед правителем, он и бывшие с ним с изумлением увидели, что дева совершенно здорова, светла лицом и прекрасна еще больше, чем прежде, а на теле ее нет никаких следов понесенных ею ран. При виде этого, правитель сказал:

— Видишь ли, девица, как заботятся о тебе наши боги? Вчера ты была жестоко истерзана и изнемогала от страданий, а ныне они совершенно тебя исцелили и даровали тебе здравие. Будь же благодарна за такое их благодеяние — поклонись им и принеси жертвы.

Святая отвечала:

— Что ты говоришь, правитель, будто исцелили меня твои боги, которые сами слепы, немы и бесчувственны. Они не могут даровать ни слепым прозрения, ни немым слова, ни глухим — слух, ни хромым — способность ходить, они не могут исцелять больных, ни воскрешать мертвых: как же могли они исцелить меня, и за что им поклоняться? Исцелил меня Иисус Христос, Бог мой, Который врачует всякие болезни и мертвым подает жизнь, Ему я с благодарностью поклоняюсь и себя приношу Ему в жертву. Но ум твой ослеплен, и ты не можешь видеть Сего Божественного Целителя и недостоин того.

Такая речь святой мученицы привела правителя в ярость: он приказал повесить мученицу на дереве, строгать тело ее железными когтями, опалять горящими свечами ребра ее и бить по голове молотом. Святая Варвара претерпевала мужественно все эти страдания. От таких мучений невозможно было бы остаться в живых не только ей, юной отроковице, но даже и сильному мужу, но агницу Христову укрепляла невидимо сила Божия.

В толпе народа, смотревшего на мучения святой Варвары, стояла и Иулиания. Взирая на великое страдание святой Варвары, Иулиания не могла удержаться от слез и сильно плакала. Исполнившись ревности, она возвысила голос из народа и начала обличать немилосердного правителя в бесчеловечном мучительстве и хулить языческих богов. Тотчас она была схвачена и на вопрос о том, какой она веры, объявила, что она — христианка. Тогда правитель повелел мучить ее так же, как Варвару. Иулиания была повешена вместе с Варварою, и ее строгали железными гребнями. А святая великомученица Варвара, видя сие и испытывая сама мучения, возвела взор свой горе, к Богу, и молилась:

— Боже, испытующий сердца человеческие, Ты знаешь, что я всю себя принесла Тебе в жертву и отдала себя во власть Твоей всесильной Десницы, стремясь к Тебе и любя Твои святые заповеди. Не оставь меня, Господи, но милостиво призрев на меня и на сострадальницу мою Иулианию, укрепи нас обеих и дай нам силы совершить настоящий подвиг: «Дух бодр, плоть же немощна» (Мф. 26:41; Мк. 14:38).

Так молилась святая, и небесная помощь к мужественному терпению страданий невидимо подавалась мученицам. После сего мучитель велел отрезать у обеих сосцы. Когда это было исполнено и страдание мучениц усилилось, святая Варвара, снова возведя очи к Врачу и Целителю своему, возопила: «Святого не отними от нас, возврати нам, Господи, радость спасения Твоего, и Духом владычественным утверди нас в любви Твоей!» (Пс. 50:13–14).

После таких мучений, правитель велел отвести святую Иулианию в темницу, а святую Варвару, для большого посрамления ее, водить нагою по городу, с издевательствами и побоями. Святая дева Варвара, покрываясь стыдом, как бы одеждою, возопила к возлюбленному Жениху своему Христу Богу:

— Боже, одевающий небо облаками и землю мглою, как пеленами, повивающий, Ты — Сам, Царь, покрой наготу мою и страдание великомученицы Варвары, сотвори, чтобы очи нечестивых не видели тела моего и чтобы не до конца была осмеяна раба Твоя!

Господь Иисус Христос, взиравший свыше со всеми Своими святыми ангелами на подвиг рабы Своей, тотчас поспешил к ней на помощь и послал к ней светлого ангела с светозарною одеждою, покрыть наготу святой мученицы. После того нечестивые не могли уже больше видеть обнаженного тела мученицы, и она обратно была приведена к мучителю. После нее водили по городу, также нагою, святую Иулианию. Наконец, мучитель, видя, что не может отвратить их от любви ко Христу и склонить к идолопоклонству, осудил обеих на усечение мечом.

Диоскор, жестокосердый отец Варвары, так ожесточен был от диавола, что не только не поскорбел, при виде великих мучений своей дочери, но и не постыдился даже быть ее палачом. Схватив свою дочь и держа в руке обнаженный меч, Диоскор повлек ее к месту казни, которое было назначено на одной горе, за городом, а один из воинов вел за ними святую Иулианию. Когда они шли, святая Варвара так молилась Богу:

— Безначальный Боже, простерший небо, как покров, и основавший на водах землю, повелевающий солнцу Своему сиять на благих и злых и изливающий дождь на праведных и неправедных, услышь и ныне молящуюся Тебе рабу Твою, услышь, о Царь, и подай благодать Свою всякому человеку, который будет вспоминать меня и мои страдания, да не приблизится к нему внезапная болезнь и да не похитит его нечаянная смерть, ибо Ты знаешь, Господи, что мы — плоть и кровь и творение пречистых рук Твоих.

Когда она так молилась, послышался с неба голос, призывавший ее с Иулианией в горные селения и обещавший ей исполнение просимого. И шли на смерть обе мученицы, Варвара и Иулиания, с великою радостью, желая скорее разрешиться от тела и предстать пред Господом. Дойдя до назначенного места, агница Христова Варвара склонила под меч свою голову и была усечена руками немилосердного своего отца и исполнилось сказанное в Писании: «предаст на смерть отец дитя» (Мф. 10:21; Мк. 13:12). Святую же Иулианию обезглавил воин. Так совершили они свой подвиг. Святые души их радостно отошли к своему Жениху-Христу, встреченные ангелами и с любовью принятые Самим Владыкою. Диоскора и правителя Мартиана внезапно постигла казнь Божия. Тотчас по совершении казни тот и другой были убиты грозою, и тела их молния сожгла в пепел.

В том городе жил один благочестивый человек, по имени Галентиан. Взяв честные мощи святых мучениц, он принес их в город, похоронил с подобающею честью и устроил над ними церковь, в которой много было исцелений от мощей святых мучениц, молитвами и благодатью Отца и Сына и Святого Духа, Единого в Троице Бога. Ему же слава во веки. Аминь.

Тропарь, глас 8:

Варвару святую почтим: вражия бо сети сокруши, и яко птица избавися от них, помощию и оружием Креста, всечестная.

Кондак, глас 4:

В Троице благочестно певаемому, последовавши Богу, страстотерпице, идольская притупила еси чтилища: посреде же подвига страдальчествующи, Варваро, мучителей прещения не устрашилася еси мужемудренная, велегласно поющи присно: Троицу чту, едино Божество.

Святитель Димитрий Ростовский
.

Акафист святой великомученице Варваре

Великомученица Варвара Илиопольская

Конда́к 1

Избра́нной Бо́гом от идолослужи́тельнаго ро́да и призва́нной во язы́к свя́т, в лю́ди обновле́ния, неве́сте Христо́ве, я́ко избавля́ющиися тобо́ю от разли́чных зо́л и обстоя́ния, благода́рственная пе́ния и хвале́ния воспису́ем ти́, моли́твенницы твои́, свята́я и всехва́льная великому́ченице: ты́ же, иму́щи дерзнове́ние ко Го́споду, от вся́ких на́с бе́д свободи́, да с ра́достию зове́м ти́:

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

И́кос 1

А́нгелов честну́ю и вселюбе́зную чистоту́ непоро́чно сохра́нши, честна́я Варва́ро, а́нгелом сожи́тельница бы́ти сподо́билася еси́, с ни́миже егда́ пое́ши тро́ическую пе́снь Бо́гу на небеси́, услы́ши на́с, пою́щих тебе́ на земли́ похва́льная пе́ния сия́:

Ра́дуйся, отрокови́це, Бо́гом Отце́м предуста́вленная бы́ти сообра́зна в страда́нии о́бразу Сы́на Его́; ра́дуйся, Сы́ном Бо́жиим, Све́том от Све́та, призва́нная из тмы́ в чу́дный све́т ве́ры и благода́ти Его́.

Ра́дуйся, я́ко позва́вшему тя́ Свято́му Ду́ху, и сама́ те́лом и ду́хом свята́ еси́; ра́дуйся, я́ко от скве́рны пло́ти и ду́ха непоро́чну тя́ соблюла́ еси́.

Ра́дуйся, рожде́нному от Де́вы Жениху́ Христу́ де́ву тя́ чи́стую обручи́вшая; ра́дуйся, земна́го обру́чника па́че Небе́снаго зна́ти не восхоте́вшая.

Ра́дуйся, кри́не де́вства, посреде́ те́рния и́дольскаго прора́стший до́ле; ра́дуйся, цве́те чистоты́, в неувяда́емой сла́ве цвету́щий горе́.

Ра́дуйся, в небе́сном вертогра́де Христо́ва благоуха́ния наслажда́ющаяся; ра́дуйся, Красне́йшаго па́че сыно́в челове́ческих зре́нием та́мо утеша́ющаяся.

Ра́дуйся, убели́вшая ри́зы твоя́ в Кро́ви А́гнчей на земли́; ра́дуйся, в ли́це де́вственном после́дующая Бо́жиему А́гнцу на небеси́.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 2

Ви́дящи свята́я Варва́ра себе́ на высо́ком столпе́ от отца́ поста́влену, помышля́ше себе́ ма́нием Бо́жиим к небеси́ бы́ти возводи́му. Разу́мная у́бо восхожде́ния в се́рдце свое́м поло́жши, те́ми от тмы́ ко Све́ту и от преле́стных и́долов ко И́стинному Бо́гу у́мне восхожда́ше, пою́щи Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 2

Ра́зум неуразуме́нный о Еди́ном всея́ тва́ри Творце́ разуме́ти де́ва свята́я Варва́ра и́щущи, бесе́доваше со свои́м си́ ра́зумом, глаго́ля: от те́мных куми́ров чу́дным свети́лам небе́сным ка́ко бе́ созда́тися мо́щно, рцы́ ми́? К не́йже о́н со псало́мником рече́: вси́ Бо́зи язы́к бе́сове, Еди́н же е́сть Бо́г и Госпо́дь, И́же небеса́ и вся́ свети́ла и́х сотвори́. Таково́му твоему́, му́драя де́во, ра́зуму дивя́щеся, глаго́лем:

Ра́дуйся, па́че ста́рец идолослужи́тельных разу́мнейшая; ра́дуйся, па́че мудреце́в ми́ра сего́ мудре́йшая.

Ра́дуйся, я́ко тебе́ безве́стная и та́йная прему́дрости Своея́ Бо́г яви́л е́сть; ра́дуйся, я́ко тебе́ и́стиннаго богосло́вия Са́м Бо́г Сло́во научи́л е́сть.

Ра́дуйся, все́х звездоче́тцев умо́м Христо́вым превозше́дшая; ра́дуйся, я́вственнее па́че о́нех небе́сный кру́г прозре́вшая.

Ра́дуйся, я́ко в тва́ри, а́ки в зерца́ле, Самаго́ Творца́ усмотре́ла еси́; ра́дуйся, я́ко в созда́нных свети́лах Несозда́нный Све́т узре́ла еси́.

Ра́дуйся, ны́не уже́ кроме́ зерца́ла све́т лица́ Бо́жия на небеси́ зря́щая; ра́дуйся, те́м све́том неизрече́нно веселя́щаяся.

Ра́дуйся, у́мная звездо́, ея́же озаре́нием лице́ Бо́жие, я́ко со́лнце, све́тло на́м явля́ется; ра́дуйся, мы́сленная луно́, е́юже но́щь заблужде́ния я́ко де́нь просвеща́ется.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 3

Си́ла Вы́шняго даде́ тогда́ святе́й Варва́ре, я́коже дре́вле проро́ку Иезеки́илю, лице́ адама́нтово, си́льно пред все́ми идолослужи́тельми, во е́же не убоя́тися е́й от зве́рскаго лица́ и́х, ни ужаса́тися лю́таго преще́ния. Те́мже со дерзнове́нием мужему́дренная де́ва взыва́ше: Тро́ицу чту́, Еди́но Божество́, и То́й ве́рою покланя́ющися, велегла́сно пою́: Аллилу́иа.

И́кос 3

Иму́щи свята́я Варва́ра свы́ше да́нную себе́ му́дрость, востече́ к де́лателем ба́ни оте́ческия, и о́нем проявля́я та́йну Святы́я Тро́ицы, повеле́ три́ о́кна в ба́не устро́ити. А́ще, — рече́, — идолослужи́телие уста́ и́мут и не глаго́лют сла́вы и́стиннаго Бо́га, то ка́менныя в се́й ба́не сте́ны треми́ о́кнами, а́ки треми́ устна́ми, да свиде́тельствуют, я́ко Еди́н е́сть Бо́г, в Тро́ице Святе́й от всея́ тва́ри сла́вимый и покланя́емый. За таково́е у́бо мудрова́ние, свята́я Варва́ро, приими́ похвалу́ сию́:

Ра́дуйся, в трео́конной ба́не купе́ль свята́го креще́ния, во и́мя Тро́ицы Пресвяты́я, изобрази́вшая; ра́дуйся, в купе́ли воды́ и Ду́ха, к си́м же и кро́ве твоея́ му́ченическия, тебе́ измы́вшая.

Ра́дуйся, я́ко треми́ о́кнами тму́ многобо́жия, Тро́ице Святе́й проти́внаго, прогна́ла еси́; ра́дуйся, я́ко о́кнами треми́ Све́т Тро́ический я́сно узре́ла еси́.

Ра́дуйся, я́ко те́ми треми́ о́кнами призре́ на тя́ Со́лнце Пра́вды, тридне́вно возсия́вшее от гро́ба; ра́дуйся, я́ко те́ми тебе́ возсия́ де́нь Тро́ическаго спасе́ния.

Ра́дуйся, се́рдце твое́ Еди́ному в Тро́ице Бо́гу всегда́ отве́рсто име́вшая; ра́дуйся, чу́вства твоя́ пред бра́нию трие́х враго́в: пло́ти, ми́ра и диа́вола, кре́пко заключи́вшая.

Ра́дуйся, я́ко в души́ твое́й три́ мы́сленная о́кна: ве́ры, наде́жды и любве́, устро́ила еси́; ра́дуйся, я́ко те́ми треми́ о́кнами при Тро́ическом Божестве́ треми́ де́ньми воздви́женную Те́ла Христо́ва Це́рковь усмотре́ла еси́.

Ра́дуйся, я́ко тебе́ небеса́ от трие́х иера́рхий а́нгельских отверзо́шася; ра́дуйся, я́ко тебе́ го́рния оби́тели Тро́ическия ра́достно прия́ша.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 4

Бу́ря я́рости ве́лия отца́ твоего́, ды́шущаго преще́нием и уби́йством, возшуме́ на хра́м души́ твоея́, свята́я Варва́ро, но того́ не возмо́же поколеба́ти: основа́н бо бе́ на тве́рдом ве́ры Христо́вы ка́мени, на не́мже ты́, му́драя де́во, неподви́жимо стоя́щи, укрепля́ющему тя́ Иису́су Христу́ пе́снь воспева́ла еси́: Аллилу́иа.

И́кос 4

Слы́шав от тебе́, му́дрыя дще́ри, оте́ц тво́й Диоско́р неслы́шанная о Святе́й Тро́ице словеса́, я́ко а́спид глухи́й затка́ у́ши своя́ и по подо́бию змии́ну с жа́лом ядоно́сным устреми́ся со о́стрием меча́ на твое́ уби́йство; но ты́, неве́сто Христо́ва Варва́ро, подража́ющи Жениха́ твоего́ Иису́са, бежа́вшаго от меча́ И́родова, бе́гала еси́ от меча́ Диоско́рова, жела́ющи се́рдце его́ от зве́рския я́рости в любо́вь оте́ческую обрати́ти. Мы́ же разу́мное твое́ бе́гство зва́нии почита́ем си́ми:

Ра́дуйся, блаже́нная, изгна́нная из до́му земна́го пра́вды ра́ди; ра́дуйся, бога́тая в Бо́га, лише́нная оте́ческих бога́тств Христа́ ра́ди.

Ра́дуйся, я́ко твоего́ обнища́ния е́сть Ца́рствие небе́сное; ра́дуйся, я́ко тебе́ угото́вася ве́чных бла́г сокро́вище.

Ра́дуйся, слове́сная а́гнице, от зла́го во́лка мучи́теля к До́брому Па́стырю Христу́ прибе́гшая; ра́дуйся, во дво́р пра́ведных ове́ц Его́, одесну́ю стоя́щих, вше́дшая.

Ра́дуйся, незло́бивая голуби́це, от земна́го вра́на в покро́в небе́снаго Орла́ прелете́вшая; ра́дуйся, в кро́ве крилу́ Его́ до́брый тебе́ покро́в обре́тшая.

Ра́дуйся, Небе́снаго Отца́ дщи́ честна́я, я́ко от земна́го роди́теля с безче́стием на сме́рть гони́ма была́ еси́; ра́дуйся, я́ко от безсме́ртнаго Го́спода Сла́вы в жи́знь ве́чную со сла́вою прия́та еси́.

Ра́дуйся, тоя́жде и на́м жи́зни присножела́ющая хода́таице; ра́дуйся, приле́жная о на́с к Бо́гу моли́твеннице.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 5

Боготе́чной звезде́ была́ еси́ подо́бна, свята́я великому́ченице Варва́ро: бежа́щи бо пред отце́м твои́м, наставля́ла еси́ того́ та́инственне на пу́ть, веду́щий ко Пра́ведному Со́лнцу, от Де́вы возсия́вшему, Христу́ Бо́гу. Оба́че о́н душе́вныма ослепле́н очи́ма, а́бие и теле́сныма не узре́ тя́ пред собо́ю бежа́щую: ты́ бо сквозе́ ка́менную, тебе́ веле́нием Бо́жиим разступи́вшуюся, го́ру проше́дши, скры́лася еси́ от о́чию его́ в ка́менней пеще́ре, да от среды́ ка́мения, я́ко пти́ца, да́си гла́с Бо́гу, воспева́ющи: Аллилу́иа.

И́кос 5

Ви́девше тя́ па́стырие, верху́ горы́ о́вцы пасу́щии, в ка́мени кры́ющуюся, дивля́хуся, глаго́люще: что́ сия́ слове́сная а́гница? Ко́его во́лка бе́гает? И се́ Диоско́р, па́че во́лка люте́йший, востече́ на го́ру, и тебе́ та́мо кры́ющуюся обре́т, и похи́тив за деви́ческия твоя́ власы́, влеча́ше ко своему́ до́му по жесто́кому пути́, на не́мже тя́, ве́рнии, срета́ем приве́тствии си́ми:

Ра́дуйся, младо́му еле́ню на гора́х арома́тских уподо́бившаяся; ра́дуйся, го́рняя, па́че до́льних, восхожде́ния в се́рдце твое́м полага́ющи, возлюби́вшая.

Ра́дуйся, избы́вшая поги́бельнаго идолослуже́ния ро́ва; ра́дуйся, на го́ру Тро́ическаго поклоне́ния восте́кшая.

Ра́дуйся, сквозе́ ка́мение проше́дшая, от каменносе́рдаго бе́гающи гоне́ния; ра́дуйся, среде́ ка́мения Ка́мень Христа́, утвержда́ющаго тя́, обре́тшая.

Ра́дуйся, в пеще́ру ка́менную вше́дшая, ви́дети Иису́са во гро́бе ка́менном бы́вша положе́нна; ра́дуйся, уже́ Того́ ви́дящая на престо́ле Сла́вы седя́ща.

Ра́дуйся, я́ко власы́ главы́ твоея́ за Христа́, храня́щаго, да и вла́с главы́ челове́ческия не поги́бнет, исто́ргани су́ть на земли́; ра́дуйся, я́ко ти́и от Христа́ изочте́ни су́ть ко увенча́нию на небеси́.

Ра́дуйся, власы́ твоя́ кро́вию до́ле, я́ко цвета́ми, обагри́вшая; ра́дуйся, заплете́ние власо́в твои́х окровавле́нных в вене́ц тебе́ златы́й обрати́вшая.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 6

Пропове́дником богоно́сным, апо́столом Христо́вым, поревнова́вши дерзнове́нно, пред лице́м мучи́телей пропове́дала еси́ Христа́ И́стиннаго Бо́га: и Его́ ра́ди лю́тыя ра́ны, власяны́ми ру́бы и о́стрым чре́пием боле́зненно потира́емыя, му́жественно претерпе́ла еси́, свята́я Варва́ро. Та́же в темни́цу всажде́на, в не́й а́ки в черто́зе о Христе́ Иису́се ликова́ла еси́, пою́щи Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 6

Возсия́вый в се́рдце твое́м просвеще́ние и́стиннаго богоразу́мия, возсия́ и во очесе́х твои́х све́т Боже́ственнаго лица́ Своего́ Христо́с Госпо́дь: То́й бо, я́ко возлю́бленный тво́й Жени́х, в полу́нощи к тебе́, непоро́чней Свое́й неве́сте, в темни́цу прише́д, любе́зно тя́ посети́, от ра́н исцели́ и све́тлостию лица́ Своего́ неизрече́нно ду́шу твою́ возвесели́, на́с же, ве́рных, научи́ пе́ти тебе́ сицева́я:

Ра́дуйся, за страда́вшаго бие́ние Христа́ неща́дно бие́нная; ра́дуйся, бие́ния терпе́нием неви́димаго врага́ уби́вшая.

Ра́дуйся, я́звы Го́спода Твоего́ на те́ле твое́м носи́вшая; ра́дуйся, от все́х я́зв, Те́мжде Го́сподем, на те́ле твое́м исцеле́вшая.

Ра́дуйся, я́ко Са́м Госпо́дь, Све́т ми́ра, тебе́ в темни́це бы́вшей Себе́ яви́л е́сть; ра́дуйся, я́ко Са́м души́ и те́ла Вра́ч тебе́ больну́ю посети́л е́сть.

Ра́дуйся, чрез земну́ю темни́цу в небе́сный черто́г све́тло вше́дшая; ра́дуйся, от крове́й твои́х бра́чную тебе́ оде́жду истка́вшая.

Ра́дуйся, я́ко тобо́ю от мно́гих ра́н гре́шнии исцеля́ются; ра́дуйся, я́ко тобо́ю от все́х боле́зней с ве́рою тя́ призыва́ющии уздравля́ются.

Ра́дуйся, у́з грехо́вных ско́рая реши́тельнице; ра́дуйся, я́зв многозло́бных до́брая целе́бнице.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 7

Хотя́щу безу́мному мучи́телю жела́ние свое́ улучи́ти, и еще́ покуша́ющемуся ласка́тельными словесы́ тебе́, свята́я Варва́ро, от И́стиннаго Бо́га отврати́ти ко преле́стным и́долом, ты́, я́ко му́драя де́ва, отвеща́ла еси́ тому́: пе́рвее тве́рдый адама́нт в мя́гкий во́ск претвори́ши, не́жели мене́ отврати́ши от Христа́ Бо́га моего́; Того́ бо, со Отце́м и Святы́м Ду́хом, Еди́наго И́стиннаго Бо́га испове́дую, сла́влю, хвалю́, и пою́ Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 7

Но́вую показа́ безчелове́чия я́рость зверообра́зный мучи́тель, егда́ тебе́, свята́я великому́ченице Варва́ро, повеле́ на дре́ве пове́сити, и ногтьми́ желе́зными те́ло твое́ строга́ти, и свеща́ми горя́щими твоя́ опаля́ти ре́бра, еще́ же и мла́том во главу́ тя́жко би́ти. Сие́ пачеесте́ственное терпе́ние твое́ благогове́йно воспомина́юще, похвала́ми блажи́м тя́ си́ми:

Ра́дуйся, я́ко пове́шена была́ еси́ на дре́ве, Христа́ ра́ди на Кресте́ распя́таго; ра́дуйся, стро́гана по ре́бром Иису́са ра́ди, копие́м в ре́бра прободе́ннаго.

Ра́дуйся, я́ко о́гнь любве́ к Бо́гу в се́рдце твое́м возжегла́ еси́; ра́дуйся, я́ко за Того́ о́гненными свеща́ми пали́ма была́ еси́.

Ра́дуйся, тверде́йшая адама́нта в терпе́нии невреди́мом; ра́дуйся, крепча́йшая ка́меннаго столпа́ в му́жестве непоколеби́мом.

Ра́дуйся, я́ко мла́том, би́вшим тя́ по главе́, вене́ц Ца́рствия тебе́ искова́ся; ра́дуйся, я́ко те́мже мла́том глава́ врага́ твоего́ сокруши́ся.

Ра́дуйся, я́ко со Христо́м, Его́ ра́ди, на земли́ страда́ла еси́; ра́дуйся, я́ко с Ни́м и о Не́м на небеси́ прославля́ешися.

Ра́дуйся, все́х враго́в на́ших кре́пкая победи́тельнице; ра́дуйся, во все́х беда́х на́ших ско́рая помо́щнице.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 8

Стра́нное и стра́шное святы́я Варва́ры страда́ние ви́дящи, благове́рная в жена́х Иулиани́я удиви́ся зело́, ка́ко млада́ отрокови́ца в ю́ностнем телеси́ таковы́я му́жественно за Христа́ терпи́т му́ки? Та́же, сле́знаго испо́лнившися умиле́ния, благода́рственно и та́ возопи́ Христу́ Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 8

Ве́сь Сладча́йший Иису́с сла́дость, ве́сь жела́ние тебе́ бы́сть, свята́я Варва́ро; сла́дце бо Его́ ра́ди го́рькия терпе́ла еси́ му́ки, глаго́лющи: ча́шу страда́ний, ю́же даде́ ми́ Возлю́бленный мо́й Жени́х, не и́мам ли пи́ти? Те́мже и сама́ показа́лася еси́ ча́ша, сла́дость чуде́сных исцеле́ний излива́ющая все́м вопию́щим к тебе́ сицева́я:

Ра́дуйся, отве́ргшая во а́дское го́ре и́дольскую го́ресть; ра́дуйся, возлюби́вшая небе́сную Иису́сову сла́дость.

Ра́дуйся, мы́сленная ста́мно, ма́нну бра́шна творе́ния во́ли Бо́жия в себе́ иму́щая; ра́дуйся, ве́рных во благи́х жела́ние исполня́ющая.

Ра́дуйся, реко́ испо́лненная благода́ти Бо́жия вода́ми; ра́дуйся, исто́чниче, кипя́щий чуде́с излия́нии.

Ра́дуйся, я́ко пчела́, от злово́ннаго и́дольских же́ртв ды́ма отлете́вшая; ра́дуйся, во благоуха́нную ми́ра Христо́ва воню́ сла́дце прите́кшая.

Ра́дуйся, я́ко твои́ми во все́м те́ле я́звами была́ еси́ подо́бна со́ту; ра́дуйся, я́ко кро́ве твоея́ ка́пли сладча́йшия па́че ме́да бы́ша Пресла́дкому Иису́су.

Ра́дуйся, я́ко все́м ве́рным воспомина́ние твое́ пресла́дко; ра́дуйся, я́ко все́й Це́ркви Христо́вой и́мя твое́ прече́стно.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 9

Все́ естество́ а́нгельское ве́лиею возра́довася ра́достию, узре́вши му́жественную кре́пость твою́, свята́я и непобеди́мая му́ченице Варва́ро: ви́девше бо а́нгельстии чи́нове ве́тхаго врага́, прего́рдаго кня́зя тмы́, со все́м его́ бесо́вским и и́дольским по́лчищем от тебе́, еди́ныя млады́я де́вы, посра́мленнаго, побежде́ннаго же и под но́зе твои́ пове́рженнаго, ве́лиим гла́сом возопи́ша Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 9

Вети́и многовеща́ннии ри́торскими свои́ми язы́ки не возмо́гут изрещи́ вели́чества твои́х боле́зненных страда́ний, о Варва́ро! Кто́ бо ска́жет боле́знь твою́, коли́ка бе́, егда́ сосца́ твоя́ уре́зана бы́ша? Кто́ изрече́т сту́д лица́ деви́ческаго, егда́ обнаже́на по всему́ гра́ду от беззако́нных мучи́телей води́ма была́ еси́? Сицеву́ю боле́знь и безче́стие твое́ мы́ то́чию воспомяну́вше, содрога́емся и со умиле́нием глаго́лем си́це:

Ра́дуйся, до́брая ле́торасле са́да Иису́сова; ра́дуйся, и́стинная лозо́ виногра́да Христо́ва.

Ра́дуйся, два́ сосца́ твоя́ отре́занная, а́ки два́ гре́зна в че́сть Го́сподеви твоему́ прине́сшая; ра́дуйся, кро́вь твою́, а́ки вино́ умиле́ния, от те́х источи́вшая.

Ра́дуйся, я́ко Христа́ ра́ди обнаже́ннаго и ты́ ри́з твои́х совлече́на была́ еси́; ра́дуйся, я́ко Его́ ра́ди, во Иерусали́ме руга́тельне води́маго, и ты́ по гра́ду на поруга́ние води́ма была́ еси́.

Ра́дуйся, от а́нгела све́тлою оде́ждою в наготе́ твое́й оде́янная; ра́дуйся, то́ю от сту́дных оче́с неви́димо покрове́нная.

Ра́дуйся, чу́дный а́нгелом и челове́ком позо́р бы́вшая; ра́дуйся, и саме́х мучи́телей терпе́нием твои́м удиви́вшая.

Ра́дуйся, я́ко Са́м Госпо́дь свы́ше призре́ на твоя́ страда́ния; ра́дуйся, я́ко Са́м То́й Подвигополо́жник похвали́ по́двиги твоя́.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 10

Спасти́ хотя́ ду́шу твою́, о те́ле твое́м вся́чески неради́ла еси́, свята́я Варва́ро: егда́ бо на тя́ ме́чное на сме́рть осужде́ние изы́де, ты́ под ме́чь о́стрый, а́ки под вене́ц, кра́сный, ра́достно иду́щи, Бо́гу, в му́ченическом по́двизе тебе́ укрепля́ющему, воспева́ла еси́ пе́снь: Аллилу́иа.

И́кос 10

Стены́ ка́менныя тве́рдее окамене́нный се́рдцем бы́сть Диоско́р, тво́й, свята́я Варва́ро, не уже́ роди́тель, но лю́тый мучи́тель: то́й бо, я́ко услы́ша твое́ ме́чное на сме́рть осужде́ние, не то́чию о сме́рти твое́й не поболе́, но и са́м свои́м мече́м на ме́сте осужде́ния твою́ святу́ю усече́ главу́, и та́ко, по предрече́нию Госпо́дню, окая́нный оте́ц предаде́ на сме́рть свое́ ча́до. В то́й у́бо блаже́нней твое́й кончи́не приими́ от на́с пе́ния сия́:

Ра́дуйся, за главу́ Це́ркве — Христа́ под ме́чь главу́ твою́ прекло́ншая; ра́дуйся, за любо́вь к небе́сному человеколюби́вому Отцу́ Безсме́ртному на сме́рть от земна́го безчелове́чнаго отца́ тле́ннаго пре́данная.

Ра́дуйся, тече́ние му́ченическаго пути́ сконча́вшая до́бре; ра́дуйся, ве́ру безсме́ртному Обру́чнику Христу́ до сме́рти сохра́ншая бо́дре.

Ра́дуйся, си́лою свы́ше на бра́нь проти́ву си́л преиспо́дних препоя́санная; ра́дуйся, победоно́сною сла́вою в вы́шних от Христа́ Победи́теля оде́янная.

Ра́дуйся, ору́жием благоволе́ния Бо́жия венча́нная на земли́; ра́дуйся, цве́том нетле́ния украше́нная на небеси́.

Ра́дуйся, де́вам добро́то и похвале́ние; ра́дуйся, му́чеником красото́ и ра́дование.

Ра́дуйся, христиа́ном кре́пкое прибе́жище; ра́дуйся, ве́рным тве́рдое заступле́ние.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 11

Пе́ние на́ше похва́льное, а́ще бы и тмочи́сленное, ве́мы, я́ко не́сть дово́льно по достоя́нию восхвали́ти тя́, свята́я и всехва́льная му́ченице Варва́ро; оба́че мы́, Бо́жиих тобо́ю на́м оби́льно подава́емых дарова́ний благода́рни су́ще, Бо́гу, в тебе́ Свои́ми благодея́нии прославля́емому, благода́рственными усты́ пое́м: Аллилу́иа.

И́кос 11

Светоприе́мную свещу́, на небе́сном све́щнице пред престо́лом Святы́я Тро́ицы поста́вленную, зри́м у́мныма очи́ма тебе́, свята́я де́во Варва́ро: отону́дуже, егда́ нощны́й грехо́в на́ших мра́к луча́ми моли́тв твои́х просвеща́еши и на́с на све́тлую спасе́ния стезю́ наставля́еши, по до́лгу досто́йна еси́ от на́с зва́нием бы́ти почита́ема си́м:

Ра́дуйся, светоу́мная луче́, во све́тлость немерца́ющую прилуче́нная; ра́дуйся, мы́сленная денни́це, де́нь невече́рний озаря́ти возше́дшая.

Ра́дуйся, благово́нная сми́рно, Це́рковь Христо́ву благоуха́ющая; ра́дуйся, злата́я кади́льнице, фимиа́м моли́твы о на́с к Бо́гу принося́щая.

Ра́дуйся, мирополо́жнице исцеле́ний неоску́дная; ра́дуйся, сокро́вище Бо́жиих даро́в неиждиви́тельное.

Ра́дуйся, ча́ше, от оби́лия до́му Бо́жия че́рплющая ра́дость; ра́дуйся, сосу́де, от исполне́ния Христо́ва прие́млющий все́х бла́г небе́сных сла́дость.

Ра́дуйся, адама́нте, пе́рстень безсме́ртнаго со Христо́м обруче́ния украси́вый; ра́дуйся, ве́нче добро́ты, в руце́ Госпо́дней держи́мый.

Ра́дуйся, я́ко на тя́ Ца́рь Сла́вы, Госпо́дь си́л, сла́ву и велеле́пие возложи́л е́сть; ра́дуйся, я́ко тебе́ Ца́рь ца́рствующих и Госпо́дь госпо́дствующих Ца́рство Свое́ и госпо́дствие дарова́л е́сть.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 12

Благода́ть от Бо́га дана́ ти́ е́сть, храни́ти и соблюда́ти от внеза́пныя боле́зни и на́глыя сме́рти вся́каго челове́ка, ве́рою, любо́вию и благогове́нием честна́я твоя́ страда́ния воспомина́ющаго и почита́ющаго; тоя́ благода́ти не лиши́ и на́с, до́брая де́во Варва́ро, да и мы́, здра́ви су́ще те́лом и ду́хом в ны́нешней и бу́дущей жи́зни о тебе́ пое́м Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 12

Пое́м твоя́ кре́пкия по́двиги, почита́ем страда́ния, хва́лим долготерпе́ние, ублажа́ем святу́ю твою́ кончи́ну, сла́вим твое́ в немощно́м те́ле показа́вшееся непобеди́мое му́жество, и́мже на земли́ и на небеси́ просла́вилася еси́, свята́я и добропобе́дная великому́ченице Варва́ро, и в че́сть твои́х победоно́сных по́двигов и страда́ний похва́льная воспису́ем ти́ сия́:

Ра́дуйся, от а́нгельских чино́в в сожи́тельство и́х любе́зно прия́тая; ра́дуйся, от де́вственных лико́в в черто́г небе́сный ра́достно введе́нная.

Ра́дуйся, от му́ченических полко́в под вене́ц сла́вы провожда́емая во гла́се ра́дования; ра́дуйся, от все́х жи́телей небе́сных прие́мшая о Го́споде целова́ние.

Ра́дуйся, я́ко мзда́ твоя́ мно́га е́сть на небесе́х; ра́дуйся я́ко ра́дость твоя́ ве́чна е́сть во све́тлости святы́х.

Ра́дуйся, от вра́г ви́димых и неви́димых кре́пкая на́м засту́пнице; ра́дуйся, ра́дости на́м, благода́ти же и сла́вы ве́чныя хода́таице.

Ра́дуйся, душе́вных и теле́сных неду́гов на́ших цели́тельнице; ра́дуйся, спаси́тельных бла́г земны́х и небе́сных пода́тельнице.

Ра́дуйся, я́ко тобо́ю от неча́янныя и ве́чныя сме́рти сохране́ни бы́ти упова́ем; ра́дуйся, я́ко тобо́ю ве́чную жи́знь улучи́ти благонаде́жно ча́ем.

Ра́дуйся, Варва́ро, неве́сто Христо́ва прекра́сная.

Конда́к 13

О, многострада́льная и всехва́льная свята́я великому́ченице Варва́ро! Ны́нешнее на́ше моле́ние прие́мши, от вся́ких боле́зней душе́вных и теле́сных, и вра́г ви́димых и неви́димых на́с изба́ви, и от ве́чнаго муче́ния твои́м богоприя́тным хода́тайством сохрани́, да с тобо́ю на земли́ живы́х во ве́ки пое́м Бо́гу: Аллилу́иа.

Этот конда́к читается трижды, затем 1-й и конда́к 1-й.

Моли́тва ко святе́й великому́ченице Варва́ре

Свята́я сла́вная и всехва́льная великому́ченице Христо́ва Варва́ро! Со́браннии дне́сь в хра́ме твое́м Боже́ственном лю́ди, и ра́це моще́й твои́х покланя́ющиися и любо́вию целу́ющии, страда́ния же твоя́ му́ченическая, и в ни́х Сама́го Страстополо́жника Христа́, да́вшаго тебе́ не то́чию е́же в Него́ ве́ровати, но и е́же по Не́м страда́ти, похвала́ми ублажа́ющии, мо́лим тя́, изве́стная жела́ния на́шего хода́таице: моли́ с на́ми и о на́с умоля́емаго от своего́ благоутро́бия Бо́га, да ми́лостивно услы́шит на́с, прося́щих Его́ благосты́ню, и не отста́вит от на́с вся́ ко спасе́нию и житию́ ну́ждная проше́ния, и да́рует христиа́нскую кончи́ну животу́ на́шему безболе́зненну, непосты́дну, ми́рну, Боже́ственных Та́ин прича́стну, и все́м на вся́ком ме́сте, во вся́кой ско́рби и обстоя́нии, тре́бующим Его́ человеколю́бия и по́мощи, вели́кую Свою́ пода́ст ми́лость, да благода́тию Бо́жиею и твои́м те́плым предста́тельством, душе́ю и те́лом всегда́ здра́ви пребыва́юще, сла́вим ди́внаго во святы́х Свои́х Бо́га Изра́илева, не удаля́ющаго по́мощи Своея́ от на́с всегда́, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва втора́я ко святе́й великому́ченице Варва́ре

Прему́драя и всекра́сная свята́я великому́ченице Христо́ва Варва́ро! Блаже́нна еси́, я́ко преми́рная му́дрости Бо́жия пло́ть и кро́вь не яви́ тебе́, но Са́м Бо́г Оте́ц Небе́сный, И́же тебе́, ве́ры ра́ди от неве́рнаго отца́ оста́вленную, изгна́нную и умерщвле́нную, в дще́рь Себе́ возлю́бленную прия́т: за тле́нное земна́го име́ния насле́дие пло́ти нетле́ние дарова́; труды́ му́ченическия упокое́нием небе́снаго измени́ Ца́рствия; вре́менное твое́ житие́, сме́ртию Его́ ра́ди пресече́нное, сицево́ю возпросла́ви по́честию, я́ко ду́шу с ли́ки небе́сных вчини́ духо́в, те́ло же, на земли́ в хра́ме и́х а́нгельском положе́нное, а́нгелом запове́да сохрани́ти це́ло, че́стно и многочуде́сно. Блаже́нна еси́, Христу́ Сы́ну Бо́жию, Жениху́ небе́сному уневеще́нная де́во, Его́же добро́ты твоея́ рачи́теля име́ти жела́ющи, всю́ себе́ страда́нием, ра́нами, у́дов ре́занием и са́мыя главы́ усече́нием, а́ки у́тварьми дража́йшими потща́лася еси́ украси́ти; да та́ко, я́ко жена́ ве́рна главе́ свое́й му́жу, Христу́ ду́хом и те́лом соедини́шися неразлу́чно, глаго́лющи: обрето́х, Его́же возлюби́ душа́ моя́, удержа́х Его́, и не оста́вих Его́. Блаже́нна еси́, я́ко Святы́й Ду́х на тебе́ почи́л е́сть, и́мже духо́вными духо́вная разсужда́ти науче́на, вся́ ду́хи лука́вствия во и́долах, я́ко па́губныя отри́нула еси́, и еди́наго Бо́га Ду́ха позна́вши, я́ко и́стинная покло́нница, ду́хом и и́стиною кла́нятися изво́лила еси́, пропове́днически глаго́лющи: Тро́ицу чту́, еди́но Божество́. Сию́ Святу́ю Тро́ицу, Ю́же в животе́ и сме́рти испове́данием и страда́нием свои́м просла́вила еси́, умоли́ о мне́, предста́тельнице моя́, я́ко да и а́з всегда́ тро́йственною, ве́ры, любве́ и наде́жды, ту́южде Святу́ю Тро́ицу почита́ю доброде́телию. И́мам свети́льник ве́ры, но пра́зден благи́х де́л еле́я, ты́, му́драя де́во, страда́льческую пло́ть твою́, кро́ве испо́лненну и ра́нами прелива́ющуся, а́ки свети́льник иму́щая, да́ждь от еле́я твоего́, да те́м душе́вную мою́ свещу́ украси́вши, сподо́блюся по тебе́ вни́ти в черто́г небе́сный. Пресе́льник а́з е́смь на земли́ и пришле́ц, я́коже вси́ отцы́ мои́; бла́г ве́чных насле́днице и, блаже́нная, обе́да в Ца́рствии небе́сном прича́стнице, я́ко в стра́нствии жития́, трапе́зы боже́ственныя угоще́ния, си́це и во исхо́де от ми́ра, жела́емаго сподо́би мя́ напу́тствования; и егда́ в коне́ц сно́м сме́рти начну́ усыпа́ти, косни́ся тогда́ изнемога́ющия пло́ти моея́, я́ко иногда́ а́нгел Илии́, глаго́лющи: воста́ни, я́ждь и пи́й, я́ко да благода́тию боже́ственных Те́ла и Кро́ве та́ин укрепле́н, преиду́ в кре́пости я́ди тоя́ дале́кий пу́ть сме́рти, да́же до горы́ небе́сныя; и та́мо, Его́же ты́ чрез три́ о́кна ба́нныя пре́жде ве́рою Бо́га Тро́ицу узре́ла еси́, Сего́ ку́пно с тобо́ю лице́м к лицу́ да удосто́юся ви́дети, и сла́вити Его́ в несконча́емыя ве́ки, ами́нь.

Святая Великомученица Варвара — Житие.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий